ДИАХРОНИЧЕСКАЯ ФОНОЛОГИЯ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Язык на протяжении своего существования непрерывно изменяется. Общему закону изменения языка подчиняется и его система фонем.

Изменение в системе фонем не сводится, однако, к увеличению или уменьшению их количества. Количественные изменения связаны с более глубокими сдвигами в языке, с изменением его устройства.

Посмотрим, как происходит изменение состава фонем. Куда деваются одни фонемы? Как появляются другие? Что при этом изменяется, кроме количественного показателя?

В древнеанглийском языке была согласная фонема <х). Потом она утратилась, в большинстве случаев превратившись в нуль.

Было: [nix't] — «ночь», [lix't] — «свет», [θouxt] — «мысль».

Стало: [ni:t] (совр. [nait]), [li:t] (совр. [lait]), [θo:t] (интересно, что язык здесь как бы возместил утрату согласной фонемы: гласная удлинилась).

В нескольких словах, однако, под влиянием предшествующего огубленного гласного звук [х] превратился в [f]: [la:f] —«смеяться»—из [laux]; [ruf] —«грубый»—нз [ru:x] (совр. [raf]). Фонема <х> слилась с фонемой <f>.

Итак, в английском языке стало на одну фонему меньше. Что еще изменилось?

Было: <р> : <f> = <k> : <х>. В каждой паре есть отношение: взрывной — фрикативный.

Стало: <р> : <f> = <k> : □. Четвертый член пропорции утратился. В ряду заднеязычных фонем разрушилось, исчезло отношение взрывная — фрикативная; фонема [к] осталась без пары по признаку «способ образования».

Слияние фонем приводит, как мы видим, к потере существовавших до того в языке отношений.

В древнем общедагестанском языке глухие согласные были сильными или слабыми.

Такое противопоставление сохраняется и сейчас в ряде дагестанских языков. Для этих языков совсем не безразлично, как произнесен согласный звук: с большей силой, напряжением, с долготой или, наоборот, слабо, кратко. Сравним, например, в аварском языке: биччизе — «мокнуть», бичизе — «продавать»; беццизе — «хвалить», бецизе — «косить» (в первом слове каждой пары удвоением букв в орфографии обозначена сильная согласная фонема).

Но в даргинском языке сильные фонемы не сохранились. В большинстве своем они слились с другими фонемами. Конечно, это привело к значительному уменьшению согласных фонем. Но при этом утратился характерный для ряда кавказских языков различительный признак «сильная — слабая», по которому классифицируются согласные фонемы. Фонемы даргинского языка нельзя характеризовать сейчас как слабые (хотя физически, по звучанию, они слабые), потому что нет в языке сильных.

В древнерусском языке гласные [и] и [ы] могли находиться в одной позиции (после твердых согласных фонем), и поэтому они представляли разные фонемы: <и>, <ы>. В современном русском языке [ы] встречается только после твердых согласных, а [и] — в других позициях. Они позиционно взаимо-исключены. Поэтому звуки [и] и [ы] представляют одну фонему—<и> (см. Фонема). Две фонемы слились в одну, но при этом слиянии одна из фонем, сохраняя свою физическую сущность ([ы] ведь как звук сохранился), теряет свою независимость, самостоятельность и превращается в позиционный вариант другой фонемы.

Существует и прямо противоположное явление, часто встречающееся в истории разных языков: позиционный вариант некоей фонемы как бы теряет свою зависимость от позиции, обретает самостоятельность и превращается в особую фонему. Происходит раздвоение фонемы, расщепление ее на две фонемы. В языке фонем становится больше, при этом появляются новые признаки, существенные для фонем, в системе складываются новые отношения.

В древнерусском языке не было таких пар фонем, как, например, <д — д'>, <т — т')>, <б — б'>. Твердость — мягкость согласного звука определялась позицией (соседним гласным): [родъ], но [род'и] (мн. ч.), [дубъ], но [дуб'и] и т. п. В каждом таком случае соседний гласный (непередний или передний) предписывает согласному, каким ему быть (твердым или мягким). Но затем (после падения редуцированных) случилось так, что во многих случаях согласный потерял соседа, который приказывал ему: «Будь твердым!» или «Будь мягким!» Но твердость или мягкость при этом осталась.

Было: взя[тъ], зя[т'ь] Стало: взя[т], зя[т'].

Звуки [т] н [т'] теперь в одной и той же позиции. Их различие уже не вызвано гласными [ъ] и [ь]. Это уже разные фонемы.

Каждая согласная фонема, как видим, раздвоилась, расщепилась. В древнерусском языке сразу стало больше согласных фонем. Но не только в этом дело. Появилось новое (очень важное для современного русского языка) противопоставление согласных фонем по твердости — мягкости.

В древних германских языках развивался умлаут, т. е. гласные заднего образования передвигались вперед, если в следующем слоге стоял переднерядный гласный [i]. Вот, например, в немецком языке возникли: ől — «масло» из более древнего oli, gűrtel — «пояс» из gurtil, őгzе — «руда» из ariz и т. д. До тех пор пока новые передние гласные [ő, ä, ű] и другие могли появляться только перед слогом с [i], они были позиционными вариантами гласных [о, а, u...]. Но когда затем «виновник» умлаута изменился в другой звук (см. gűrtel) или даже совсем утратился (см. ől), качество гласных [ő, ä, ű ...] становится независимым, характер этих гласных ничем больше не предписывается. Они употребляются в тех же позициях, что и породившие их гласные [о, а, и...]. В современном немецком языке: Mutter— «мать» (ед. ч) Műtter (мн. ч.), Tochter — «дочь» (ед. ч.) — Tőchter (мн. ч.), schmal — schmäler (сравнительная степень от schrrtal — «узкий») и т. д.

В языке появились новые фонемы, возникли новые противопоставления гласных по ряду.

Изменения в системе фонем могут происходить под влиянием другого языка.

Самый простой случай: вместе с заимствованными словами язык получает фонему, которая ему не была свойственна. И если слова эти хорошо языком осваиваются, чуждая ранее фонема становится «своей». Например, фонема <ф>, которая встречалась в заимствованиях, теперь уже прочно вошла в основную систему русского языка (фабрика, факел, штрафовать, фундамент и др.). С этой фонемой в русском языке появился недостающий член пропорции, составленной из отношений «звонкая фонема — глухая».

Пустая клетка заполнилась. Фонема <в> стала парной.

Влияние одного языка может быть и более сложным. Вот пример из тувинского языка. Характерно для этого языка противопоставление сильных глухих фонем слабым (как в кавказских языках). Слабые фонемы могут позиционно получать полузвонкость (или даже звонкость): она появляется между гласными или между гласным и сонорным. Сравним, например, одно и то же слово в разном окружении: чурук пар («есть рисунок») — ном бар («есть книга»). Итак, противопоставления звонких глухим в одной И той же позиции в языке нет. Но вот в тувинский язык приходят русские заимствования, в которых звонкие и глухие согласные встречаются в таких позициях, в которых в тувинском языке они невозможны.

Что же получается? Теперь уже в одной и той же позиции возможны и звонкие, и глухие. Интересно, что в некоторых исконных тувинских словах появляется двоякое произношение: бок и пхок — «сор», дой и тхой — «глина», т. е. в одной и той же позиции произносится звонкий и глухой (и даже не слабый, а сильный).

Новое противопоставление фонем по звонкости — глухости постепенно завоевывает позиции в тувинском языке, накладываясь на более старое, исконное противопоставление «сильная фонема — слабая фонема». И порождено это новшество влиянием другого языка!

Бывает и так, что количество фонем на определенном участке системы может сохраниться неизменным, но отношения между ними изменяются.

В древнерусском языке были фонемы <о> и <а>. Нейтрализации их, совпадения в одном звуке не было (см. Нейтрализация). Но затем во многих говорах русского языка между фонемами (о) и (а) установились новые отношения: различаясь под ударением, в безударных слогах они звучат одинаково, нейтрализуются. Примеры из русского литературного языка: в[а]да, в[а]рить, г[ъ]лова, н[ъ]писать.

Сохранились обе фонемы, ничего (количественно) в языке не убавилось и не прибавилось. Но возникли позиции, где разные фонемы совпадают, перестают различаться — явление, новое для системы.

Сложными и разными путями, как видим, изменяются на протяжении веков фонологические системы разных языков.