ДИАЛЕКТНОЕ СЛОВО И РЕАЛИЯ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Тому, кто впервые попал в какую-нибудь сельскую местность, в речи ее жителей обязательно встретятся незнакомые слова, притом в каждой местности свои, особые. Это слова областные, или диалектные. Они не входят в состав национального языка, а употребляются только в говорах, н не повсеместно, а лишь на определенной территории.

Что же обозначают эти особые, диалектные слова? Что-нибудь особенное, такое, что не имеет названия в литературном языке? Да, многие диалектные слова относятся именно к таким специфически сельским реалиям (предметам окружающего нас мира), которые связаны с сельским хозяйством, деревенским домашним обиходом, устройством крестьянского дома и т, д. Например, в старых избах некоторых северных областей около русской печи можно увидеть небольшую пристройку, вроде чуланчика, немного повыше или пониже печи, с дверкой, через которую спускаются по лесенке в подполье, где хранят продукты. Сверху эта пристройка используется как спальное место. Такое сооружение обычно называется голбец. Нередко так называется и само подполье.

Однако не все диалектные слова обозначают какие-то особые сельские реалии. Гораздо больше таких, которые служат местными названиями для совсем обычных, повсеместно распространенных предметов, явлений, действий, понятий. Например, одни и те же всем знакомые вязаные варежки называются так не везде. В Смоленской, Брянской, Калужской, Курской, Орловской, Белгородской областях они вязён-ки, а в Псковской и Новгородской — дянки. Подобным образом многим другим предметам и понятиям в разных говорах соответствуют разные слова. Жители калининской деревни могут назвать тропинку глдбкой, а в Рязанской области ее называют стёжкой. Вместо красивый во многих севернорусских говорах можно услышать баской, во всех южнорусских говорах вместо брезговать говорят грёбовать. Одни и те же овощи в разных местах называют по-разному: морковь и боркан, свёкла и бурйк, тыква и тебёка. А у брюквы так много диалектных названий, что все и не перечислить: бухма, бушма, букла, грыза, калика, голанка, нёмка, грухва и т. д.

Порой люди спорят по поводу какого-либо диалектного слова. Один, например, рассказывает, что его дедушка, отправляясь пешком в город, надевал на спину пестёрь, где помещался запас еды и прочая поклажа. Другой говорит, что пестерь для дальней дороги совсем не годится. В нем носили только сено или мякину скоту. В этом споре оба правы и не правы. Спорщики, по-видимому, происходят из разных мест. На родине одного из них, действительно, словом пестёрь называют плетеную из лыка или бересты заплечную котомку, формой напоминающую школьный ранец, но значительно больше его по размеру. Этот предмет использовался так же, как нынешний рюкзак. В другой же местности пестерём называли очень большую широкую корзину или короб. В них набирали корм и, взвалив при помощи веревки на спину, несли скоту. Прав был и тот, кто сказал бы, что пестерь — это берестяной футляр для бруска, которым точат косу, потому что в некоторых районах это слово употребляют именно в таком значении. Но все не правы, потому что спорят о слове, а на самом деле имеют в виду вещь, реалию. А это ведь не одно и то же.

Слово — только название вещи. Одна и та же реалия, как мы уже видели, может иметь различные названия. Одно и то же название может относиться к разным реалиям, может переноситься с одной реалии на другую. Для многих диалектных слов как раз характерно, что в одних говорах они обозначают не совсем то, а иногда и совсем не то, что в других говорах. Словом жито в одних говорах называют рожь, в других — ячмень, в третьих — все зерновые культуры вместе, в четвертых — только яровые культуры, т. е. те, что сеют не осенью, а весной.

Часто одно и то же слово в разных местах употребляется для обозначения предметов не одинаковых, ио имеющих одинаковое или сходное назначение. В северных областях употреблялось в старину деревянное орудие, изготовленное из тяжелого куска дерева с длинным толстым суком. Им выколачивали при стирке грубое толстое белье, а в некоторых случаях и молотили. Это орудие имеет много диалектных названий: кичига, клепалка, колоталка, копь1л, палица, палка и др. Часть этих названий в говорах может относиться и к другому предмету, употребляемому для выколачивания белья, — плоскому деревянному бруску с рукояткой, известному в других местах под названиями валёк, пральник, лапта и др.

Встречаются такие диалектные слова, которые совпадают по звучанию со словами литературного языка, но употребляются в говорах с иным значением. Говоря о погоде, мы обязательно характеризуем ее качество: прекрасная, неприятная, ветреная погода; погода резко переменилась и т. п. А вот во многих говорах слово погода означает не любое состояние атмосферы, как в литературном языке, а определенную погоду: в Орловской, Курской и других областях ясный, солнечный день — «картошку хорошо копать в погоду». В Костромской, Ярославской, Тамбовской и других областях дождь или снегопад — «сильная погода, так и метет». Называют иногда погодой и выпавший снег: «в щели погоды нанесло», «все пальто в погоде».

В каждом говоре имеется немало диалектных слов. Раньше их было еще больше, но под влиянием меняющихся условий жизни, при всеобщей грамотности, повсеместном распространении радио и телевидения диалектные слова постепенно выходят из употребления. Одни вытесняются словами литературного языка, другие забываются по мере того, как исчезают из быта обозначаемые ими реалии.