ДЕШИФРОВКА ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Еще в глубокой древности у людей возникла потребность передавать друг другу мысли, минуя барьеры, создаваемые временем и пространством. Сначала это делалось примитивно: в форме зарубок на палках, узлов на ремнях и веревках, позднее — в виде рисунков. От рисунка — соответствия слову начался путь к письму.

Раниие системы письма были смешанными: рисунок, знак в таком письме мог применяться для обозначения и целого понятия, и отдельного слога в слове (подобные системы письменности специалисты называют словесно-слоговыми). Лишь очень постепенно, в течение многих веков, выработались фонетические письменности, в которых знаки передавали звучание речи.

От древних народов до нас дошли «осколки» первых систем письма: они сохранились в виде надписей на орудиях труда, на камнях, надгробных плитах и памятниках, на арках городских ворот и т. п. По мере того как археологи находили эти загадочные надписи, ученые начали делать попытки расшифровать их.

В XIX—XX вв. были дешифрованы многие древние письменности. Каждой из этих дешифровок предшествовали десятки неудачных попыток проникнуть в содержание надписей.

Как общее правило, нельзя довести дешифровку до конца без находки билингвы (надписи на двух языках, один из которых известен, а другой подлежит дешифровке, причем по содержанию обе надписи тождественны или близки). Есть в дешифровке определенный барьер: можно определить в принципе строй и состав письма, даже можно выяснить, какне знаки выражают гласные, какие — согласные, но определить звучание знаков нельзя, если это звучание не подсказано написанием тех же слов (и особенно имен собственных) при помощи другого письма.

Разные типы дешифровки можно классифицировать следующим образом: дешифровка неизвестного письма, которым записан известный язык; истолкование неизвестного языка, записанного известным письмом; дешифровка, когда неизвестен и язык, и письмо.

Важное, хотя и не решающее, значение при дешифровке имеет и вопрос о том, находится ли дешифруемый язык в родстве с каким-либо из известных языков или нет. В этом смысле существует разница между дешифровкой хеттского и дешифровкой этрусского языков (хотя обе они относятся к одному общему типу: язык неизвестен, но записан известной нам письменностью). Дешифровка хеттского языка осуществлялась вначале благодаря присутствию в тексте уже известных по значению шумерских и аккадских идеограмм, дававших некоторый остов содержания текста; значение остальных слов выявлялось комбинаторно, а результат комбинаторного анализа проверялся с помощью этимологического метода: хеттские слова сопоставлялись со словами в родственных языках (этот- язык оказался индоевропейским, т. е. родственным древнеиндийскому, греческому, латинскому, русскому и др.). Напротив, дешифровка этрусского остановилась на начальном этапе: ряд форм удалось определить комбинаторным анализом, но идеограмм в этой письменности нет, билингву найти не удалось, родственные связи этрусского языка пока не выявлены. Этрусский язык до сих пор не дешифрован.

Но было бы ошибочно возлагать слишком большие надежды на этимологический метод: известно, что одни и те же слова претерпевают со временем огромные изменения, совершенно меняя и свою звуковую форму, и значение. Сопоставление их даже в близкородственных языках становится исключительно трудным.

Между дешифровкой вовсе неизвестного языка и прочтением известного языка, записанного неизвестным письмом, существует ряд промежуточных звеньев. Если дешифруемый язык отдален от своего хорошо известного потомка большим отрезком времени (много сотен лет), то перед нами скорее дешифровка языка, родственного известному, нежели прочтение известного языка, записанного неизвестным письмом (таков древнеегипетский, совсем уже несхожий со своим потомком — коптским).

Существуют «опорные пункты», помогающие дешифровке. Их надо разделить на две группы: опорные пункты, которые дает нам текст, и опорные пункты, лежащие вне текста. Исходя из этого, мы можем говорить о двух различных этапах дешифровки: 1) дешифровка «изнутри», т. е. исключительно на основе выявления закономерностей текста, 2) дешифровка «извне», с помощью билингв, квазибилингв (оба текста — на известном и неизвестном языке — совпадают не полностью, а лишь по общему содержанию), искусственных билингв (вроде надписей на топорах: «Топор такого-то») и, с осторожностью, с помощью этимологического метода.

Путем дистрибутивного анализа можно из самого текста определить границы слов, отделить основы от окончаний. Флексии (окончаиия) встречаются часто, гцшчем с данной группой основ сочетаются флексии данного типа (что позволяет противопоставить имена глаголам). Можно выделить суффиксы разного типа и провести еще ряд других формальных операций. Изнутри же можно определить и характер письма, а в буквенном письме разграничить гласные и согласные. Все это — основываясь на внутренних закономерностях текста, не прибегая к «внешним» сравнениям.

Из внешних «опорных пунктов» широко используется этимологический метод. Слова дешифруемого языка сравниваются со словами родственных языков. При использовании этимологического метода важио соблюдать некоторые специальные правила. Так, если данному слову дешифруемого языка соответствует несколько отличная форма, слова известного языка, то необходимо это отличие обосновать. Это отличие может быть фонетическим — и тогда оно проявляется как закон, поскольку и в других словах должны наблюдаться те же различия: например, звуку А дешифруемого языка постоянно соответствует звук А, известного языка. Если такой закономерности установить нельзя, то это значит, что, скорее всего, дешифровщик встал на ложный путь. При дешифровке языка, представляющего собой более древнюю ступень известного языка, должно учитываться все то, что уже достигнуто сравнительным анализом данной группы языков. Так, при дешифровке критского линейного письма Б в архаическом греческом языке табличек оказались действительно зафиксированными те формы (фонетические и грамматические), которые были задолго до того реконструированы в работах языковедов — специалистов по предыстории греческого языка.

С другой стороны, дешифровка крито-микенских текстов внесла в эту реконструкцию некоторые, в общем незначительные корректуры. Гораздо более значительные исправления в реконструкцию праиидоевропейского языка были внесены после дешифровки хеттского языка, достаточно назвать обнаружение в хеттском ларингальных звуков, существование которых в индоевропейском языке предположил Ф. де Соссюр за много лет до Бедржиха Грозного (см. Ларингальная гипотеза; Хеттская письменность, её дешифровка).