ГРАММАТИКА КАК СИСТЕМА

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Грамматика представляет собой систему. Системой называется такое единство, каждый элемент которого связан с другими и от них зависит. Именно так устроена н грамматика.

Каждая грамматическая форма существует в языке не сама по себе, а обязательно вместе с другими формами, которым она противопоставлена по значению. Например, не может быть формы единственного числа без формы множественного. Как это доказать? Представим себе язык, в котором нет формы множественного числа. В этом языке любое множество предметов должно обозначаться так же, как и один предмет (ведь формы множественного числа нет). А раз так, то нет в этом языке и формы единственного числа, потому что нет различий в обозначении одного и многих предметов. Без противопоставления форм единственного и множественного числа нет грамматического числа вообще.

Итак, чтобы выразить в языке какое-то грамматическое значение, необходимы как минимум две противопоставленные друг другу форимы. Но их может быть и больше; например, в русском языке шесть основных падежных форм (см. Падеж).

Значение грамматической формы зависит от значения других форм, которым она противопоставлена. Например, в русском языке форма множественного числа противопоставлена только форме единственного и обозначает более одного предмета. А в словенском (одном из южнославянских языков), где есть еще и форма двойственного числа, специально для обозначения двух предметов, форма множественного числа обозначает уже более двух предметов, а не более одного.

Противопоставлены друг другу как грамматические формы одного слова (например, формы падежей существительного, формы времени глагола), так и грамматические классы слов: одушевленные существительные противопоставлены неодушевленным, глаголы совершенного вида — глаголам несовершенного вида и т. д.

Каждое грамматическое противопоставление обязательно должно быть выражено.

Противопоставление грамматических форм слова выражается специальными аффиксами (суффиксами, окончаниями и т. п.) либо другими грамматическими средствами (см. Способы грамматические).

Противопоставление грамматических классов слов может выражаться не какими-то отдельными морфемами (или другими показателями), а системой форм. Например, у одушевленных существительных винительный падеж совпадает с родительным, а у неодушевленных — с именительным. Следовательно, значение одушевленности выражается не какими-то конкретными окончаниями, а определенным соотношением падежных окончаний. Грамматическое противопоставление глаголов совершенного и несовершенного вида выражается в системе форм времени: так, в изъявительном наклонении у глаголов несовершенного вида три формы времени (пишу — писал — буду писать), а у глаголов совершенного вида — только две (напишу — написал).

Таким образом, и отношения грамматических классов сводятся в конечном счете к противопоставлению форм. Это относится и к основным грамматическим классам (частям речи), которые противопоставлены друг другу по самым общим, отвлеченным грамматическим значениям (см. Части речи).

Грамматические формы есть не только в морфологии, но и в синтаксисе. И там они также взаимообусловлены и противопоставлены друг другу. Только это уже не формы самих слов, а формы их связи (см. Подчинение и сочинение) и формы предложения (например, личные и безличные предложения).

Грамматика каждого языка представляет собой систему, но эти системы устроены по-разному. Различны грамматические категории разных языков, т. е. те общие значения, по которым противопоставлены друг другу грамматические формы. Так, категория одушевленности — неодушевленности и категория вида, которые есть в русском языке, неизвестны многим языкам, например английскому, немецкому и французскому. А в этих языках есть категория определенности — неопределенности (она выражается двумя типами артиклей), которой нет в русском языке. Неодинаков и состав форм в пределах одной категории Так, в языках, где есть категория падежа, число падежных форм варьируется от 2 (язык маратхи в Индии) до 40 с лишним (некоторые языки Дагестана). Но и при одинаковом числе форм в разных языках их значения могут .соотноситься по-разному. Кроме того, однородные грамматические категории могут распределяться по-разному меЛду частями речи. Так, во французском языке глагол имеет формы числа, а прилагательное — нет. А в русском языке число есть и у глаголов, и у прилагательных.

Грамматические системы различартся не только самими грамматическими значениями, но и тем, как эти значения выражаются. Если учесть все эти различия, то грамматическая система каждого языка окажется глубоко своеобразной.

Но, как бы ни различались между собой грамматические системы, это не мешает выражать на разных языках одни и те же мысли. Если в языке нет форм падежа (например, во французском), отношения между предметами выражаются при помощи предлогов или порядка слов. Если у глагола нет форм времени (например, в африканском языке ваи), время действия может быть указано при помощи других слов. И так во всем: одни языковые средства компенсируют отсутствие других.