ГЛОТТОХРОНОЛОГИЯ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Глоттохронология — метод определения возра ста родственных языков, т е давности их разделения, по количеству слов, имеющих в этих языках одинаковое происхождение, этот метод называют также лексико-статистиче-ским Он был предложен в 1951 —1952 гг аме риканским лингвистом М Свадешем.

Языки называются родственными, если они имеют общее происхождение Любой язык все время меняется Если племя или народ, говорящий на одном языке или на близких диалектах, по какой-то причине разделится

на две части, которые потеряют связь между собой, то язык каждого из этих двух новых племен или народов будет меняться по-своему Рано или поздно окажется, что они говорят на разных, хотя и похожих, языках Пройдут тысячелетия, и между ними не останется почти никакого сходства, но они по-прежнему оста нутся родственными, хотя даже ученые будут спорить о том, действительно ли эти два языка произошли от одного языка предка

Чем больше времени прошло после разделе ния двух народов, тем меньше общего сохранится в их языках

Если так, то по большему или меньшему сходству родственных языков можно судить о том, как давно они разошлись Надо только найти в них что-то такое, чем можно измерить это сходство. Такой мерой может служить число совпадающих слов, или, вернее, слов, имеющих одинаковое происхождение.

Обычно появление в языке новых слов и исчезновение старых бывает связано с изменениями в окружающем мире: появляются новые вещи, для них должны быть созданы названия; другие вещи исчезают, забываются, и постепенно уходят в прошлое относящиеся к ним слова. Но есть слова, обозначающие предметы или явления, знакомые людям любой страны, эпохи: солнце, луна, огонь, вода, рука, нога, глаз, нос, есть, пить, черный, белый... Они заменяются редко, но это все же бывает. Например, в русском языке старинные слова очи, уста, чело были вытеснены новыми — глаза, рот, лоб.

М. Свадеш пытался определить, как часто происходит в разных языках замена слов с таким «общечеловеческим» значением. Составив список из 215 таких слов (позже он сократил его до 200 и наконец до 100), он проверил его на нескольких языках, история которых хорошо известна. Например, французский язык происходит от латинского (от народной латы-ии); можно сравнить эти два языка и посмотреть, какой процент латинских слов сохранился во французском, а какая часть была замещена совершенно новыми словами. Оказалось, что скорость обновления основного словаря для всех языков более или менее одинакова: в списке из 215 слов за тысячу лет заменяется 15—24% слов, в среднем 19%, а остальные — 81% —остаются прежними. Средний процент слов, сохраняющихся в языке через тысячу лет, называется коэффициентом сохраняемости.

Вскоре выяснилось, что не все слова основного словаря имеют одинаковую устойчивость: одни меняются чаще, другие — реже. Поэтому у каждого списка слов свой коэффициент сохраняемости. У стандартного диагностического списка из 100 слов, принятого сейчас в глоттохронологических исследованиях, он равен 86%.

Если язык распался на два, то в обоих новых языках с течением времени какие-то слова изменятся, но это будут не одни и те же слова. Через тысячу лет в одном языке останется 86% слов, включенных в диагностический список, и в другом языке их останется 86%, но не тех же самых, что в первом языке. Значит, число слов, сохранившихся и в том, и в другом языке, составит 0,86х0,86 = 0,74, т. е. 74 слова из первоначальных 100. Еще через тысячу лет в родственных языках будет совпадать уже только 0,74 X 0,74 = 0,55 списка (55 слов) и т. д. Долю слов, которые могут сохраниться в обоих родственных языках, можно подсчитать для любого срока (см. табл.).

Время, лет Доля совпадающих слов

1000 0,74

2000 0,55

3000 0,41

4000 0,30

5000 0,22

6000 0,16

7000 0,12

8000 0,09

Эту таблицу можно прочесть и наоборот: число слов диагностического списка, совпадающих в двух родственных языках, говорит о том, как давно они начали самостоятельное существование. Например, если совпадают 30 слов из 100, это значит, что языки разделились приблизительно 4 тыс. лет назад.

Время, прошедшее после разделения двух языков, вычисляется по следующей формуле:

t = log c / (2log r).

Здесь t — давность разделения (в тысячелетиях), с — доля совпадающих слов (число общих слов, деленное на число слов в списке), r — коэффициент сохраняемости (для стандартного списка из 100 слов г = 0,86).

Итак, для того чтобы узнать давность разделения двух языков, мы должны: перевести слова диагностического списка на оба языка; определить (обращаясь к этимологическим словарям), какие слова списка имеют в этих языках общее происхождение; подсчитать долю общих слов, подставить соответствующее число в формулу и вычислить значение t.

Допустим, что мы делаем такой подсчет для русского и английского языков. Переводим слова списка на оба языка и сравниваем, используя этимологический словарь: глаз и eye — не совпадают, нос и nose — совпадают, есть и eat — совпадают, пить и drink — не совпадают... Всего мы получим около 25 пар общих слов (может быть, немного меньше: иногда этимологический словарь дает уклончивый ответ) . Подставив логарифм 0,25 в формулу, получаем 4,6, т. е. 4600 лет. Русский и английский представляют разные группы индоевропейских языков — славянскую и германскую; значит, языки-предки этих двух групп разошлись около 4600 лет назад.

Любые подсчеты, основанные на средних числах, дают только приблизительные результаты, и глоттохронология не исключение. Как сильно могут отличаться от действительности те даты, которые мы получаем с ее помощью? Это тоже можно вычислить. Не будем объяснять, как это делается; достаточно сказать, что если мы пользовались списком из 100 слов и если возраст языков находится в пределах 2—5 тысячелетий, то в двух случаях из трех ошибка не превысит 1/8 этого возраста и в 19 случаях из 20 она не будет больше четверти его. В нашем примере есть два шанса из трех, что предки славянских и германских языков разделились от 4000 до 5200 лет назад.

Метод Свадеша пригоден не для всех языков. Он неприменим к литературным языкам, имеющим долгую непрерывную историю. Такой язык часто остается почти неизменным в течение многих веков. Пример этого — исландский язык: на нем уже около тысячи лет назад существовала богатая литература, но она и сейчас вполне понятна каждому исландцу. Если народы после разделения не теряли связи между собой и их языки могли влиять друг на друга, то возраст их, вычисленный по формуле, окажется гораздо моложе настоящего. В таком положении находятся, например, языки, входящие в славянскую группу.

Многие лингвисты (может быть, большинство) считают метод глоттохронологии ненадежным или вообще ненаучным. Вот их главные возражения: ста слов слишком мало, чтобы применять к ним статистические методы; понятия, входящие в диагностический список, не универсальны — в конкретном языке не которых из них может не быть; нельзя считать, что коэффициент сохраняемости есть постоянная величина, — вычисление его по разным языкам приводит к разным результатам.

Но защитники глоттохронологии могут ответить, что нередко правильность сроков, вычисленных методом Свадеша, может быть проверена — она подтверждается данными археологии. Например, можно подсчитать, что общий финно-угорский язык распался на две ветви — пермскую и угорскую — около 4000—4500 лет назад; и действительно, уральско-камская археологическая культура, которая, как считается, принадлежала предкам финно-угров, относится к III тыс. до н. э. Прямые предки современных китайцев создали культуру Яишао, существовавшую в IV тыс. до н. э.; приблизительно этим же временем датирует глоттохронология отделение китайского языка от тибето-бирманских. Сванский язык существует отдельно от языков грузинско-заиской группы около 4000 лет, поэтому он имеет собственные, не совпадающие с грузинскими названия для лошади и железа, которые стали известны на Кавказе на тысячу лет позже вычисленного времени его отделения.

Спор о глоттохронологии не закончен, но во всяком случае эта область исследований интересна и заслуживает виимания.