Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874—1940)

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В своей творческой биографии В. Э Мейерхольд совершил столько неожиданных поворотов, поражавших современников, что кажется, будто он прожил много разных жизней в театре. Так было, когда молодой актер, проработавший четыре сезона в Художественном театре (1898—1902), внезапно покинул его и отправился в провинцию (Херсон, Тифлис, Николаев). Здесь началась его творческая деятельность как режиссера, ищущего новых путей в искусстве и определяющего свою линию в развитии мирового театра.

Пережив период увлечения идеями символизма (театр на Офицерской, Петербург, 1906—1907), Мейерхольд навсегда сохранил пристрастие к обобщенным символическим формам. Он стремился овладеть условной игровой природой сцены. В решении этой задачи режиссер разрабатывал программу театрального традиционализма и экспериментировал с приемами итальянской комедии масок (см. Комедия дель арте). Старые сценические формы преображались его режиссерской фантазией. Его постановки были наполнены современным ощущением обреченности существующего миропорядка. С трагической силой этот мотив прозвучал в «Маскараде» М. Ю. Лермонтова, поставленного Мейерхольдом в феврале 1917 г. в Александринском театре (см. Русский театр).

Мейерхольд принадлежал к тем художникам, которые горячо приняли Октябрьскую революцию. Утверждая необходимость приблизить сценическое искусство к современности, он возглавил движение «Театральный Октябрь», не чуждое крайних методов преобразования культуры на новый лад. Воплотив аскетический пафос революции в «Зорях» Э. Верхарна (Театр РСФСР I, 1920) и ее праздничную, победоносную стихию в «Мистерии-Буфф» В. В. Маяковского (Театр РСФСР I, 1921), Мейерхольд начал радикальное обновление целей и средств современного ему искусства. Отвергая привычные связи между элементами спектакля, он создавал новые художественные соотношения и добивался предельной активизации («вздыбливания») образа. Режиссер стремился преодолеть рампу, отделяющую подмостки от зрительного зала, и вовлечь публику в сценическое действие. Он мечтал об уничтожении традиционной «сцены-коробки» и о создании таких театральных зданий, которые способствовали бы действенному объединению актеров и публики.

В 1924 г. Мейерхольд организовал театр, который получил его имя. Здесь он поставил «Лес» А. Н. Островского (1924) в приемах русского балагана; создал фантасмагорического «Ревизора» Н. В. Гоголя (1926), стремясь показать в нем «всего Гоголя»; утверждал современную сатиру («Мандат» Н. Р. Эрдмана, 1925; «Клоп» В. В. Маяковского, 1929; «Баня» В. В. Маяковского, 1930). В начале 30-х гг. Мейерхольд, развивая линию «Зорь», ставит такие трагические спектакли, как «Командарм 2» И. Л. Сельвинского (1929), «Последний решительный» Вс. В. Вишневского (1931), «Вступление» Ю. П. Германа (1933). Во всех своих исканиях он оставался, по словам П. А. Маркова, «режиссёром-поэтом». Мейерхольд сумел соединить старое и новое в художественном синтезе, имеющем непреходящее значение.