Военный коммунизм

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Так была названа военно-мобилизационная и реквизиционная система, которая сложилась внутри Советской Республики в годы гражданской войны. Кроме того, проводя политику военного коммунизма, часть большевистских руководителей, горевших революционным нетерпением, предринимали попытки в кратчайший срок создать новую общественную систему в соответствии с теорией К. Маркса и Ф. Энгельса о бесклассовом коммунистическом обществе. Распад товарно-денежных отношений, рынка, натурализация хозяйства, постоянная угроза голода в столицах и промышленных центрах ускорили, как писал В. И. Ленин, «непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению продуктов».

Снабжение Красной Армии, численность которой постоянно росла, требовало чрезвычайных мер, слаженности и единства действий различных органов. Возникла целая система учреждений, подчинившая всю экономику нуждам фронта. При Совете народных комиссаров (СНК) был образован Совет рабочей и крестьянской обороны (СО). Он определял главные направления деятельности всех государственных органов, в том числе ВСНХ, его главков и центров, каждый из которых представлял собой своеобразную государственную монополию в определенной отрасли производства (Главметалл, Главтекстиль, Главсахар и т. д.). Было создано более 50 таких главков и центров. Наряду с этим СО назначал своих комиссаров, обладающих чрезвычайными полномочиями. 8 июля 1919 г. декретом ВЦИК председатель ВСНХ А. И. Рыков был назначен чрезвычайным уполномоченным СО по снабжению Красной Армии (Чусоснабарм). В ведение Чусоснабарма передавались все заводы, работавшие на оборону. Он мог смещать и арестовывать должностных лиц, реорганизовывать и переподчинять учреждения, изымать и реквизировать товары со складов и у населения под предлогом «военной спешности».

Милитаризация управления сопровождалась приспособлением организации труда к военной обстановке. Промышленность переводилась на военное положение. Последовательно осуществлялись меры по всеобщей трудовой повинности, происходило ужесточение трудовой дисциплины. Так, например, рабочие дисциплинарные суды могли отправить нарушителей в места ссылки. В январе 1920 г. был принят декрет о всеобщей трудовой повинности и трудовых мобилизациях.

В период военного коммунизма центральные органы стремились сконцентрировать в своих руках все имеющиеся ресурсы и распределять их по нарядам и ордерам, подписанным комиссарами. Разговоры о едином народнохозяйственном плане, утопические грандиозные проекты, вроде плана ГОЭЛРО, ставившего своей целью «объединение всего народного хозяйства под единой электрической крышей», — порождение военного коммунизма. На практике приходилось заниматься самыми обыденными вещами вроде заготовки дров, сена, изготовления валенок для армии и т. д. Одна из характерных черт военного коммунизма — натурализация экономики. Этому способствовали развал финансового хозяйства и обесценивание денег. Экономика в это время работала как бы для единого котла и им снабжалась же. В конце 1918 г. СНК специальным декретом возложил на Наркомпрод снабжение населения товарами первой необходимости через государственную и кооперативную сеть. Вся произведенная продукция, а также пополняемая путем конфискаций, реквизиций размещалась на складах. Отпуск товаров осуществлялся централизованно, обычно без оплаты. Железные дороги также были обязаны перевозить грузы бесплатно. Последовательность военно-коммунистических мер включала в себя отмену платы за городской, железнодорожный транспорт, топливо, фураж, продовольствие, за предметы широкого потребления, медицинские услуги, жилье и т. д. Одновременно шла натурализация вознаграждения за труд в виде пайков. Всячески поощрялось ведение натурального хозяйства рабочими на специально выделенных участках земли.

В деревне в начале 1919 г. продовольственную диктатуру сменила продразверстка. Все произведенные крестьянами «излишки» продовольствия подлежали изъятию государственными заготовительными органами за вычетом так называемой средней потребительской нормы и «воспроизводственного фонда». Укрыватели относились к кулакам. К ним по законам военного времени применялись самые суровые кары, вплоть до расстрела. Взамен «излишков» в деревню должны были направляться промышленные товары для распределения преимущественно среди бедноты: ткани, соль, сахар, керосин и т. д. На селе происходило также насаждение коммун и коллективных хозяйств. К 1921 г. их было создано около 17 тыс.

Такой выглядела система военного коммунизма, которая пыталась организовать единое государственное хозяйство на коммунистических началах — без рынка, без денег, на основе прямого продуктообмена. Эта система характеризовалась полным отсутствием экономических рычагов, господством администрирования, военно-приказного управления. Такой «коммунизм» по сути своей и по условиям того времени был бедным, нищенским, казарменным.

В идеологии военного коммунизма была сделана ставка на террор, насилие, принуждение. Проповедовались безжалостность и беспощадность к врагам революции, революционная стойкость и фанатизм, беззаветное мужество перед лицом смертельной угрозы. Немало людей было воспитано в этом духе, пройдя через фронты гражданской войны или без устали работая в тылу на самых горячих участках.

Система военного коммунизма, позволившая большевикам одержать победу в гражданской войне, с переходом к решению задач мирного строительства обнаружила свою полную неэффективность, что стало причиной всеобщего и глубочайшего кризиса, охватившего Советскую Россию в конце 1920 — начале 1921 г. Уровень производства составил 14% довоенного. Из-за отсутствия топлива и сырья простаивало большинство заводов и фабрик. Полный хаос царил на транспорте: паровозы стояли на запасных путях и ржавели, вагоны и составы ветшали, поезда ходили крайне редко, многие железнодорожные пути были разрушены. Практически не работали почта и связь, разорвались жизненно важные артерии, десятилетиями налаженные контакты, происходило возвращение к первобытным, натуральным основам существования.

Продразверстка в деревне неумолимо вела к сокращению крестьянских посевов. Крестьянин не был заинтересован в увеличении производства сверх самого необходимого, так как «излишки» все равно шли в пользу государства. Таким образом, возможности реквизиции тем самым сжимались до предела. Это вызвало ужесточение деятельности заготовительных органов и продовольственных отрядов, посягавших уже на самые основы крестьянского существования. В результате стремительно стала распространяться «ползучая контрреволюция», вызванная сопротивлением деревни. К 1921 г. в стране полыхало более 50 крупных крестьянских восстаний, в том числе одно из самых крупных — «антоновщина», которое охватило Тамбовскую губернию и было подавлено советской властью с особой жестокостью.

В результате нагромождения огромного числа учреждений (названия их порой просто невозможно было выговорить) усилились бюрократизм, волокита, произвол. Приказы сверху представляли лавину бумаг. Новые служащие госаппарата из рабочих, солдат и матросов были малообразованны, грубы, плохо знали свое дело. Участились коррупция, хищения и другие злоупотребления. Назревал кризис управления.

Брожение и недовольство военным коммунизмом в стране росли и ширились. Начались собрания и митинги, на которых большевики подвергались открытой критике. Последней каплей стали волнения в Петрограде и Кронштадтское восстание в марте 1921 г. Его удалось подавить с большим трудом и немалой кровью. В то же время события в Кронштадте послужили сигналом о необходимости смены экономического курса и перехода к НЭП.