ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ИСПОЛНЕНИЯ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Музыку и театр, в отличие, например, от живописи, называют исполнительскими искусствами. Только исполнитель может заставить музыку зазвучать и погрузить нас в тот мир чувств, мыслей, который заложил композитор в свое произведение. Но исполнитель может и углубить наше впечатление от своей игры.

Сравним звучание знаменитого вальса Ф. Шопена до диез минор в исполнении двух известных артистов — советского пианиста Станислава Нейгауза и румынского Дину Липатти. Нейгауз подчеркивает лирическое настроение вальса. В его исполнении звучит и грусть о чем-то прошедшем, и тоска. Во второй части слышится просветление, какой-то намек на предстоящие радости. И снова грусть, и снова печаль. По-другому играет Липатти. С первых же звуков перед нами возникает танцевальная пьеса в духе штраусовских вальсов. Кто же из них прав? Об этом судить слушателям: само сочинение позволяет с разных позиций подходить к его звуковому воплощению. Толкование, которое дает музыкальному произведению исполнитель, называется интерпретацией. Глубина, своеобразие, яркость ее зависят от творческой индивидуальности музыканта, а также от способности дирижера передать свои намерения хору или оркестру.

Всякое талантливое исполнение импровизационно, это позволяет в уже знакомом произведении выявлять новые грани, черты. Тонкие нюансы, динамические и темповые отклонения, разнообразие в извлечении звука — все это выразительные средства, и их применение составляет манеру певца, инструменталиста, коллектива.

Разберемся в них более подробно. В своей знаменитой прелюдии до диез минор С. В. Рахманинов выразил глубокие раздумья о жизни человека. Звучит пластинка с записью авторского исполнения. Но что это? Рахманинов поминутно отклоняется от «правильного» единого темпа, чуть убыстряя и замедляя течение музыки. У слушателя эти едва заметные отклонения вызывают как бы ощущение свободного разговора, беседы с композитором. Подобные темповые отклонения носят название агогики. Желая подчеркнуть ту или иную мысль, музыкант может слегка отклониться от темпа, указанного в нотах. Наиболее значительные по смыслу места произведения могут акцентироваться некоторым оттягиванием (агогический акцент). Ускорение или замедление, расширение темпа часто сопровождают подготовку к кульминации.

Один из выразительных способов извлечения звуков на инструменте или голосом называется артикуляцией. Сравним для примера звучание побочной темы из первой части 6-й симфонии и «Танца маленьких лебедей» из балета «Лебединое озеро» П. И. Чайковского. В первом случае мелодия льется — протяжная и ласковая, а во втором — слышится отрывистое, как бы подпрыгивающее звучание. Возможность по-разному извлекать звук обогащает произведение. Мы можем сказать, что побочная тема прозвучала легато — связно, плавно. Звуки как бы вливались один в другой, а танец был исполнен стаккато — отрывисто, с ясным отделением звуков, как бы разделяемых мельчайшими паузами. Легато и стаккато — основные виды артикуляции. Существует еще нон легато, когда звуки исполняются раздельно, но не так отрывисто, «остро», как при стаккато.

Фрагмент из кинофильма «Метель» (музыка Г. В. Свиридова) называется «Тройка». После могучих, резких, сильных аккордов-сигналов все как будто обрывается — мелодия едва слышна. Постепенно, достигая огромной силы, звучание усиливается, но затем снова стихает, растворяется, как бы исчезая вдали. Ощущение зримой картины мчащейся тройки достигнуто композитором различными средствами, но прежде всего с помощью изменения силы звучания, т. е. средствами динамики. Она может быть предельно тихой и потрясать силой и мощью. Динамические оттенки называются также нюансами. Они бывают подвижными и устойчивыми. К подвижным относится крещендо — постепенное усиление звука и диминуэндо — ослабление. Устойчивые нюансы характеризуются неизменностью, продолжительностью силы звука. Виды динамики: форте — громко, пиано — тихо, меццо форте — умеренно громко, меццо пиано — умеренно тихо, фортиссимо — очень громко, пианиссимо — очень тихо.

Крупный мастер выразительно доносит до нас музыкальное содержание каждого предложения, каждой фразы, части произведения, всего сочинения, раздвигая рамки представлений о хорошо известном сочинении. Его фразировка произведения зависит прежде всего от степени яркости таланта и выявляется в отчетливом художественно-смысловом донесении до слушателя музыкальных фраз, частей, общего замысла сочинения в целом. Этому же служит применение нюансировки — индивидуальная отличительная особенность применения нюансов, оттенков. Все, что у артиста самобытно, свежо, оригинально, убедительно, мы относим к его индивидуальному стилю. Все средства выразительности у выдающихся артистов существуют не порознь и не как некая «механическая сумма» — они объединены и подчиняются логике интонационно-образного развития музыки. Ярким примером музыканта со своим неповторимым стилем является замечательный русский певец Ф. И. Шаляпин. Славу выдающихся интерпретаторов-исполнителей снискали пианисты Г. Г. Нейгауз, С. Т. Рихтер, скрипач Д. Ф. Ойстрах, певцы С. Я. Лемешев, И. С. Козловский, А. В. Нежданова, Н. А. Обухова, И. К. Архипова, М. Л. Биешу.

Тонкие, как бы незаметные свойства игры и пения составляют тайну обаяния выдающихся исполнителей, заставляют бесконечно вникать в музыку, открывая в ней глубокие источники творческого развития, толкования художественного замысла композитора. Присутствуя на концерте выдающегося певца, инструменталиста, слушая отличный оркестр или камерный ансамбль, мы получаем высокое чувство эстетического удовлетворения.

Иногда говорят о постепенном отмирании искусства концертного, живого выступления, о замене его разнообразными формами музыкальной записи. Вряд ли это возможно. Исполнение на концертной эстраде — живой, действенный и изменчивый творческий процесс. Мы как бы видим рождение на наших глазах музыкального сочинения, радуемся, сопереживаем этому рождению, чувствуем его уникальность. А механическая запись фиксирует результат лишь однократного творческого процесса. Слушание грамзаписи — дело, безусловно, важное, полезное, музыкально развивающее. На грампластинки записывают лучших музыкантов. Но при этом, естественно, пропадает ощущение сиюминутности происходящего. Не видя живого исполнителя, не общаясь с ним, с публикой концертного зала, слушатели механической записи, радиопередачи, телезрители — все они обречены в какой-то мере на известную пассивность. На концерте сама обстановка зала вдохновляет, активизирует.