ВАРИАЦИИ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Вариации (от латинского «вариацио» — «изменение», «разнообразие») — одна из старейших музыкальных форм, издавна бытующая в народных песнях и танцах. Наиболее изобретательные народные певцы на все лады варьировали мелодию повторяющихся куплетов песни, обогащая ее разнообразными, затейливыми подголосками. Если пение сопровождалось игрой на инструменте, то изменения часто происходили именно в сопровождении. В профессиональной музыке Западной Европы вариации были связаны с развитием инструментальных жанров. Еще в XIV—XV вв. многие выдающиеся мастера игры на лютне, клавире, органе могли часами импровизировать на какую-нибудь популярную тему, находя все новые оттенки и краски ее звучания. Так сложилась форма вариаций (или вариационного цикла), основанная на изложении темы и ее последующих видоизмененных повторениях. В таком виде вариации окончательно сформировались у композиторов XVI в. и впоследствии стали одной из самых распространенных музыкальных форм, способных существовать как самостоятельное произведение и как любая из частей сонатно-симфонического цикла (В. А. Моцарт — 1-я часть фортепьянной сонаты ля мажор; С. С. Прокофьев — медленная часть 3-го фортепьянного концерта; Л. Бетховен — финалы 3-й и 9-й симфоний).

Уже в самых ранних вариациях обнаружилась тяга композиторов к темам песенного склада, а то и непосредственно взятым из фольклорных источников. Эти выразительные, легко запоминающиеся, четкие по своей внутренней структуре мелодии сосредоточили в себе качества, необходимые для темы — основы и стержня всего вариационного цикла. Вариации на темы народных песен писали венские классики — Й. Гайдн, Моцарт, Бетховен; Ф. Шуберт и многие другие. Большой любовью пользовался этот вид вариаций у русских композиторов. Так, в «Камаринской» М. И. Глинки вариационной обработке подверглись даже две темы: свадебная песня «Из-за гор, гор высоких» и задорная плясовая «Камаринская» (такая форма получила название двойных вариаций). В то же время вариации часто сочиняются на специально написанную композитором тему либо на тему, заимствованную из музыки других авторов. Порой такие вариации возникают как «дань признательной любви» великим мастерам. Так, Ф. Шопен начал свое фортепьянное творчество с создания вариаций на тему «Дон Жуана» Моцарта, И. Брамс — с вариаций на тему Р. Шумана. Есть темы, волнующие воображение композиторов разных эпох: вариации на тему ля минорного скрипичного каприса Н. Паганини писали Ф. Лист, Брамс, С. В. Рахманинов.

Вариационный цикл — форма по сути импровизационная, дающая композитору большую свободу и вместе с тем обладающая строгими внутренними закономерностями. Как бы ни был прихотливо-разнообразен их фактурный рисунок, как бы ни пленялся слух новизной регистровых и гармонических красок, в каждой из вариаций слушатель обязательно узнает если не тему, то ее контуры. Вместе с тем уже у Бетховена и особенно в музыке романтиков явственно обнаружилось стремление ко все большей индивидуализированности как отдельных вариаций, так и всего цикла в целом. Свойственные таким вариациям частые смены темпа, лада, характера движения, а главное, неожиданные жанровые перевоплощения способны резко изменить облик первоначальной темы. «От похоронного марша к победному шествию» — такой путь проходит тема «Симфонических этюдов» Шумана, превращаясь при этом то в энергичную токкату, то в грациозное скерцо, то в лирический ноктюрн. А в финале 3-й оркестровой сюиты П. И. Чайковского тема русского песенного склада вдруг появляется в обличии зажигательной итальянской тарантеллы! Такие вариации порой сближаются с формой сюиты, где тематическим родством объединяются разнохарактерные пьесы. В XX в. диапазон возможностей вариационной формы становится еще шире. Примером оригинальной ее трактовки могут стать «Вариации и фуга на тему Пёрселла» Б. Бриттена, имеющие подзаголовок «Путеводитель по оркестру для молодежи». Тема здесь как бы путешествует от одного инструмента к другому, знакомя слушателя с их тембрами и выразительными средствами.