Александр III и контрреформы 80—90-х гг. XIX в.

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Александр III (годы правления 1881—1894) был вторым сыном Александра II. К царствованию его не готовили, и поэтому серьезного образования он не получил. Лишь в 1865 г., после смерти старшего брата Николая Александровича, двадцатилетний Александр Александрович стал наследником престола. По выражению историков, Александр III из всех неограниченных русских самодержцев был самым ограниченным, хотя никаких «конституцией» не признавал. Он был ограничен не парламентом, а «Божьей милостью». Александр III отличался отменным здоровьем и колоссальной физической силой. Он легко ломал подковы, и сгибал серебряный рубль.

На престол Александр III вступил в возрасте 36 лет после исторических событий 1 марта 1881 г. (см. Александр II и реформы 60—70-х гг. XIX в.). Новый император был решительным противником реформ и не признавал преобразований своего отца. Трагическая гибель Александра II в его глазах означала пагубность либеральной политики. Такое заключение предопределило переход к реакционной политике.

Александр III. Русский император (1881—1894), прозванный Миротворцем. Портрет работы И. Н. Крамского. 1880.

Злым гением царствования Александра III становится К. П. Победоносцев, обер-прокурор Святейшего синода. Обладая острым аналитическим умом, Победоносцев вырабатывает позицию, отрицающую демократию и современную ему западноевропейскую культуру. Он не признавал европейский рационализм, не верил в добрую природу человека, был яростным противником парламентаризма, называя его «великой ложью нашего времени», считая, что парламентские деятели в большинстве принадлежат к самым безнравственным представителям общества. Победоносцев ненавидел печать, которая, по его убеждению, вторгается с собственным мнением во все уголки жизни; навязывает читателю свои идеи и воздействует на поступки людей самым вредным образом.

Что же предлагалось взамен? По мнению Победоносцева, общество держится на «натуральной силе инерции», основанной не на знании, а на опыте. В политическом отношении это означало уважение к старым государственным учреждениям. Противопоставление рациональной мысли и традиционного быта было очень желанным для консерваторов выводом, но опасным для общественного прогресса. Как известно, мудрая государственная политика учитывает оба эти жизненных фактора.

На практике реализация этих достаточно сложных правовых идей осуществлялась при помощи насаждения псевдонародных взглядов, идеализации старины, поддержки национализма. Александр III одевался в одежды народного покроя; даже в архитектуре официальных зданий господствовал псевдорусский стиль.

Период царствования Александра III отмечен серией реакционных преобразований, получивших название контрреформ, направленных на пересмотр реформ предшествующих десятилетий.

В пореформенные годы дворянство с чувством ностальгии вспоминало «добрые старые времена» крепостнической эпохи. Вернуться к прежним порядкам правительство уже не могло, поддержать такое настроение пыталось. В год двадцатилетия реформы 1861 г. было запрещено даже простое упоминание об отмене крепостного права.

Попыткой воскресить дореформенные порядки стало и принятие некоторых законодательных актов. 12 июня 1889 г. появился закон о земских участковых начальниках. В губерниях создавались 2200 земских участков. Во главе участков ставились земские начальники с широким кругом полномочий: контроль за общинным самоуправлением крестьян, рассмотрение судебных дел, ранее совершавшееся мировым судом, решение земельных вопросов и т. д. Должности земских начальников могли занимать лица только дворянского происхождения, обладавшие высоким земельным цензом. Особый статус земских начальников означал произвольное усиление власти дворянства.

В 1892 г. появляется новое положение о городах. Городское самоуправление уже не могло действовать самостоятельно. Правительство получило право не утверждать законно избранных городских голов. Для избирателей повышался имущественный ценз. В результате число избирателей сократилось в 3 — 4 раза. Так, в Москве количество избирателей уменьшилось с 23 тыс. до 7 тыс. человек. Фактически от городского управления были отстранены служащие и трудовая интеллигенция. Управление всецело оказалось в руках домовладельцев, промышленников, торговцев и трактирщиков.

В 1890 г. права земств были еще более ограничены. По новому закону за дворянами в земствах сохранялось 57% гласных. Председатели земских управ подлежали утверждению администрацией, а в случаях их неутверждения они назначались начальством. Сокращалось число гласных от крестьян, вводился новый порядок выборов гласных от них. Сельские сходы выбирали только кандидатов, причем на каждое место не менее двух-трех, из которых губернатор назначал гласного. Разногласия между земствами и местной администрацией решались последней.

В 1884 г. был введен новый университетский устав, отменявший внутреннюю автономию университетов. Преподаватели, избранные на свои должности учеными советами, должны были пройти процедуру утверждения министра просвещения. Повысилась плата за обучение. Ограничивались льготы по призыву в армию лиц с образованием. Применительно к средней школе был издан печально известный циркуляр о «кухаркиных детях», рекомендовавший ограничить поступление в гимназии «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необычайными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат».

Пожалуй, более всего России в этот период повезло с финансовой политикой, чему в значительной степени способствовали выдающиеся люди, занимавшие последовательно друг за другом пост министра финансов: Н. Х. Бунге, И. А. Вышнеградский и С. Ю. Витте. В России было достигнуто финансовое оздоровление: рубль стал устойчив, а финансовый дефицит преодолен. Это произошло за счет улучшения налоговой системы, развития железнодорожного и промышленного строительства, привлечения иностранного капитала и резкого увеличения экспорта хлеба. За границу стали продавать хлеба больше, чем это мог позволить спрос. Однако на плечах голодающей деревни Россия смогла захватить продовольственные рынки Европы, и государство достигло финансового расцвета.

Александр III, не имея пристрастия к размышлениям, не знал сомнений. Как у любого ограниченного человека, у него была полная определенность в мыслях, чувствах и поступках. Историю он понимал как занятные рассказы и не считал нужным делать из нее выводы. Ставка на поддержку поместного дворянства к концу XIX в. была по меньшей мере политической ошибкой. В России сформировались новые силы. Окрепшая буржуазия настойчиво требовала своего участия в политической жизни. Тринадцать лет царствования Александра III были относительно спокойным периодом, но это спокойствие сопровождалось глубоким политическим застоем, не менее опасным, чем бурные события.