АЛЕКСАНДР ХРИСТОФОРОВИЧ ВОСТОКОВ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В стихах А. Х. Востокова, по мнению Кюхельбекера, ясно сказался дух русского языка, «свободный и независимый». Современные исследователи называют Востокова поэтом-радищевцем: в его стихах отразился свободный и независимый дух самого поэта.

Научные труды Востокова тоже отражают его свободный, смелый и независимый дух. Наибольшую ученую славу принесли Востокову его исследования по истории славянских языков. В «Рассуждении о славен-ском языке» (1820) он сопоставляет разные славянские наречия, определяет звуковые соответствия между ними, показывает закономерный характер этих соответствий — и на основании этих соответствий впервые догадывается о звуковых значениях древних буквенных обозначений. Он впервые понял, что в славянских рукописях буквы ъ и ь обозначали краткие гласные. Он разгадал значение букв «юс большой» и «юс малый», сопоставив русские слова с польскими. Эти буквы обозначали носовые гласные: о носовое и е носовое.

Востоков написал знаменитую «Русскую грамматику» (1831). В этой книге он задумал «перебор всего русского языка», просмотр всех его грамматических особенностей на уровне науки своего времени. Книга издавалась множество раз, 12-е издание — в 1874 г.

В жизни А. Х. Востоков был очень деликатным, сговорчивым человеком. Случалось, что и его труды истолковывали как труды уступчивого ученого. Например, в «Русской грамматике» мало сравнений русского литературного языка с церковнославянским языком, с народной речью. Почему? Ведь Востоков много занимался диалектной лексикой (под его редакцией издан объемистый «Опыт областного великорусского словаря», 1852) и церковнославянским языком (его «Словарь церковнославянского языка», 1858—до сих пор образец лексикографического труда). Полагали, что он не хотел раздражать читателя, не привыкшего к таким сопоставлениям. Но, скорее всего, причина была иная: Востоков научился четко разграничивать славянские языки и глубоко понял, что законы каждого языка надо изучать в их своеобразии, не смешивая с законами других языков.

«В то время, когда и на западе Европы еще не чуялось свежее дыхание нового исторического направления филологии и языкознания, — писал И. И. Срезневский, — Востоков сделал ряд открытий, которые должны были изменить понятия о славянском языке, дотоле господствовавшие; и вместе с тем угаданы отличительные признаки постепенных видоизменений славянских наречий при их переходе от строя древнего к новому. Этим взглядом на судьбы славянского языка, сошедшимся с последовавшими открытиями западноевропейских филологов, Востоков положил прочное основание славянской филологии».