АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ СКРЯБИН (1872—1915)

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Вдохновенное, новаторское искусство Александра Николаевича Скрябина проникнуто верой в безграничные возможности человеческого духа. «Искусство должно преображать жизнь», — говорил композитор. Романтический полет к свету и радости, стремление человека достичь высшей свободы в выявлении творческих сил составляет содержание его зрелых произведений. Они рождены в предреволюционные годы, полные ожидания и надежд на «неслыханные перемены» (А. А. Блок).

Уже фортепьянные сочинения молодого Скрябина, написанные в конце 80—90-х гг., поражали одухотворенностью. В ранних этюдах, мазурках, прелюдиях, экспромтах выражены причудливо сменяющиеся оттенки настроений. Уже здесь запечатлены свойственные музыке Скрябина полярные состояния — хрупкая мечтательность и дерзкий порыв. В более поздних произведениях он передает целый процесс перехода от одного состояния к другому. Так» в 4-й сонате для фортепьяно, созданной в 1903 г., он символически изобразил это как полет к далекой «везде, которая таинственно мерцает издали, а при приближении к ней становится солнцем, изливающим потоки света. Всего у Скрябина 10 сонат, свыше 10 поэм и множество других фортепьянных пьес. Ему принадлежит также концерт для фортепьяно с оркестром (1897).

Скрябин был выдающимся пианистом (он окончил в 1892 г. Московскую консерваторию с золотой медалью по классу фортепьяно В. И. Сафонова, теоретические предметы проходил у С. И. Танеева). Его игра отличалась утонченностью и нервностью, духовной силой и полетной легкостью касания клавиш, особой тонкостью педализации. Он много концертировал в России и за рубежом, исполняя свою музыку.

Другая важнейшая область творчества Скрябина — симфоническая. Он — автор трех симфоний и нескольких одночастных симфонических произведений. Его 3-я симфония («Божественная поэма», 1904) развивает близкие 4-й сонате идеи, но в более широких формах. Могуществу чело-века-творца посвящены «Поэма экстаза» (1907) и «Прометей» («Поэма огня»). В партитуру «Прометея» (1910) впервые в истории музыки введена световая строка, предназначенная для придуманной Скрябиным световой клавиатуры (см. Светомузыка). Язык этого и других поздних сочинений композитора сильно усложнен, особенно в области гармонии и ритма.

В последние годы жизни Скрябин мечтал о грандиозном синтетическом «действе» — «Мистерии», где объединились бы музыка, слово, танец, краски, даже ароматы. Исполнение этого произведения должно было, по его мысли, изменить лицо мира, способствовать исчезновению зла, страдания и воцарению светлой праздничной жизни людей. Это была утопия. Но за ней стоит вера Скрябина в великие силы Человека-творца. Его музыка и близка нам своим духовным богатством, светлыми порывами и героической устремленностью к свету и добру.