АГГЛЮТИНАТИВНЫЕ И ФУЗИОННЫЕ ЯЗЫКИ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Рассмотрим, как устроены словоформы русского существительного девушка и его узбекского эквивалента киз. Возьмем несколько соотносительных словоформ обоих слов.

Таблица

Из таблицы видно, что и у русского, и у узбекского существительного есть число и падеж, хотя выражаются они в обоих языках неодинаково. В русском языке иисло и падеж совокупно выражаются одним многозначным аффиксом (-а — показатель ед. ч. им. п., -и — показатель мн. ч. им. п. и т. п.), который принято называть флексией или окончанием, тогда как в узбекском и число, и падеж выражаются своими собственными однозначными аффиксами (лар — показатель мн. ч., -га — показатель дат. п. и т. п.). Таким образом, русской многозначной флексии соответствуют два однозначных узбекских аффикса, например: нулевой флексии мн. ч. вин. п. -□ в русском языке соответствуют аффикс мн. ч. -лар и аффикс вин. п. -ни в узбекском. В русском языке одни и те же число и падеж могут выражаться с помощью различных «синонимичных» флексий (сравним словоформы ед. ч. дат. п. девушк-е, брат-у, двер-и и слоформы мн. ч. им. п. де-вушк-и, дом-а, крестьян-е), в то время как в узбекском и число и падеж выражаются только одним стандартным аффиксом.

И в русском, и в узбекском языке у существительных, как, впрочем, и у глаголов, есть так называемые нулевые аффиксы Среди слово форм слова девушка нулевую флексию имеет производная словоформа мн ч вин п деву-шек- □ Вместе с тем в русском языке нулевые флексии бывают и у «исходных» словарных форм ед ч им п (типа дом-□, стол-□, нож-□) В узбекском языке у производных словоформ нулевых аффиксов нет Они типичны для исходных форм, например ед ч им п (£из-П—девушка, бош-□—голова, бола-□ — ребенок, дала-□ — степь, баликчи-□ — рыбак)

Е русском языке основа (корень) слова преимущественно не совпадает с отдельными словоформами слова В частности, основа слова девушк-а в наших примерах совпадает только с производной словоформой мн ч вин п девушек- □ , и то в фонетическом варианте с глас ным е, который не встречается в других словоформах этого слова Напротив, в узбекском языке основа (корень) обычно совпадает с исходной словарной словоформой ед ч им п , поскольку в этой словоформе кроме основы бывают только нулевые аффиксы (сравните □ ед ч, -□ осн п девушка)

В русском языке одна и та же основа (корень) может выступать в виде вариантов (сравним бежать — бегу, лизать — лижу, друг — друзья, рука — ручка, петух — петушок и т п ) В узбекском языке ситуация более простая, ибо основа (корень) обычно не имеет вариантов

В русском языке корни и аффиксы очень тесно соединяются друг с другом на морфемных стыках конечная фонема одной морфемы может сплавляться с начальной фонемой другой морфемы, в результате чего иногда бывает нелегко определить границу между «сплавленными » морфемами Если в слове дев-ушк-а границы между морфемами установить не очень трудно, то значительно труднее это сделать, например, в таких словах, как богат-ств-о [багацтва] и объ-езд-чик [аб'jэщик], где в [ц] и [щ] сплавлены конечные согласные корня и начальные согласные аффикса Иначе обсто ит дело в узбекском языке Для него характер ны четкие границы между морфемами Если в узбекском языке у соседних слов, являющихся однородными членами предложения, конечные аффиксы одинаковы, то у всех слов, кроме последнего, эти аффиксы могут быть опущены, а конечный аффикс последнего слова будет относиться и к предыдущим словам Сравним Ташкент, Самарканд, Бухоро-да мактаблар куп — В Ташкенте, Самарканде, Бухаре много школ В этом предложении конечный аффикс да (показатель местного падежа) имеет только последнее обстоятельство У двух остальных обстоятельств этот аффикс опущен В русском языке подобное явление (типа + В Ташкент, Самарканд и Бухаре много школ) не встречается

Итак, морфологическая структура русского слова отличается от морфологической структуры узбекского слова В языкознании эти отличия хорошо известны и основательно изучены Существуют даже специальные термины как для языков типа русского, так и для языков типа узбекского Языки первого типа принято называть фузионными (от лат fusio — «плавлю металл»), а языки второго типа — агглютинативными (от лат agglutino — «приклеиваю») Фузионные языки называют также флективными К фузионным языкам кроме русского относятся латынь, испанский, немецкий, чешский, литовский и многие другие индоевропейские языки, а к агглютинативным — тюркские, финно-угорские, тунгусо-маньчжурские, банту, японский, корейский и некоторые другие.