Музыка народов СССР в дореволюционный период

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Музыкальная культура народов СССР имеет богатую и древнюю историю. Исторические памятники, наскальные рисунки, музыкальные инструменты, найденные при раскопках, свидетельствуют о том, что музыка являлась неотъемлемой частью жизни народов нашей Родины еще в глубокой древности. Творцом и бережливым хранителем музыкальных ценностей был народ. Он донес до наших дней древнейшие образцы песен, танцев, инструментальных пьес (см. Фольклор, Народные музыканты).

В жанрах народной музыки отражена история народа, его характер, впечатления от окружающей природы, особенности быта. Так, о тяжелом прошлом Армении, когда миллионы людей должны были спасаться на чужбине от захватчиков, рассказывают антуни — песни бездомных. Своеобразный жанр народной музыки — молдавская дойна. Сочетание задумчиво-печального вступления и огненной пляски придает ей характер непосредственно вылившейся импровизации. Во многих белорусских народных песнях привлекает острая сатира, озорной юмор, неподдельное веселье. «В них удержались лучшие черты славянских народов», — писал польский поэт А. Мицкевич. В татарских лирических и лирико-эпических песнях — озын-кюй мелодия льется широко и плавно. Импровизационные распевы певцов подчеркивают ее свободное течение, мягкость звучания придает особую душевность. А му-зыканты-башкиры поражают специфической манерой горлового пения, при котором один певец может воспроизвести двухголосие (см. Народные музыканты).

Музыкальный гений народа проявлял себя не только в фольклоре. Развивалась музыка церковная и светская. Так, в Грузии сохранились сборники мелодий X—XII вв.; в Латвии, в Риге в XVI в. существовал цех городских музыкантов. Первые композиторы-любители известны в Литве с XVII—XVIII вв. В Киеве в XVIII в. существовала Академия для наук свободных, где учились многие видные писатели, философы, музыканты.

Особенно процветало хоровое пение. Великолепные хоры без сопровождения, созданные русскими и украинскими композиторами, звучали не только в церквах, они исполнялись и в светских концертах. Хоровое пение в Прибалтике получило такое широкое распространение, что в середине XIX в. в Латвии и Эстонии стали традицией всенародные певческие праздники (см. Праздники песни). Они до сих пор каждый год проводятся во всех республиках Советской Прибалтики.

У народов Закавказья и Средней Азии кроме фольклора сформировалась в течение веков особая форма профессиональной музыки — искусство устной традиции. Его высшее достижение — вокально-инструментальные циклы на стихи поэтов-классиков. От учителя к ученику передавалась традиция создания и исполнения этих произведений. Народная память хранит имена замечательных музыкантов — киргизского акына Токтогула Сатылганова, казахского домбриста Курмангазы Сагырбаева, азербайджанского ханенде (певца) Джаб-бара Карягды, армянского ашуга Дживани (Сероба Бенконяна-Левоняна), туркменского бахши Ноботнияза. Интересные, ценные сведения о музыкальной культуре народов Средней Азии содержатся в трудах Абу Али Ибн Сины «Книга знания», «Трактат о музыке» (X—XI вв.), Абдуррахмана Джами «Трактат о музыке» (XV в.), Дарвеша Али Чанги «Трактат о музыке» (XVII в.) и др. Некоторые города — Киев, Рига, Тифлис (Тбилиси), Казань — постепенно становились крупными культурными центрами. Здесь устраивались концерты, выступали известные певцы, работали оперные театры. В Киеве, например, с 1848 г. существовало Симфоническое общество любителей музыки, в Тифлисе в 1851 г. был открыт музыкальный театр, где ставились оперы русских и итальянских композиторов. В развитии музыкальной жизни этих городов большую роль сыграли отделения Русского музыкального общества, организованные здесь во 2-й половине XIX в. В 1899 г. отделение РМО открылось в Кишиневе.

Успешному развитию музыкальной культуры препятствовала политика социального и национального угнетения, проводимая правительством царской России. Но никакие трудности не могли погасить стремление народов к созданию своего музыкального искусства. История народа, его сказания, легенды, предания, страницы героической борьбы за свободу и независимость оживали в первых классических образцах профессиональной музыки.

В Прибалтике, Закавказье, на Украине уже в XIX в. появились оперы, романсы, хоры, до сих пор любимые народом. В 1863 г. на сцене Мариинского театра в Петербурге был поставлен веселый и озорной «Запорожец за Дунаем» Семена Степановича Гулака-Арте-мовского (1818—1873). В этой опере песни, танцы, хоры, близкие по своим интонациям украинской народной песне, чередовались с разговорными диалогами. Опера привлекает юмором, светлой лирикой, непосредственностью чувств.

Главным действующим лицом другой популярной оперы стал один из самых любимых героев украинского народа — Тарас Бульба. Оперу «Тарас Бульба» (1890) и многие другие произведения — хоровые, камерные, оперные — создал замечательный украинский композитор Николай Витальевич Лысенко (1842—1912).

Первые композиторы-профессионалы опирались на мелодии, ритмы, интонации, которые веками шлифовали безымянные народные творцы. На их основе создал свои оперы У. Гаджибеков — родоначальник азербайджанской профессиональной музыки. Первая из них — «Лейли и Меджнун» — поставлена в 1908 г. О быте и нравах дореволюционного Азербайджана Гаджибеков рассказал в музыкальных комедиях «Муж и жена» (1909), «Не та, так эта» (1910) и широко известной «Аршин мал алан» (1913).

В том, как композиторы Грузии или Армении, Эстонии или Украины использовали богатства народной музыки, к каким песням или танцам обращались, какие жанры казались им интересными, проявилось творческое лицо каждого из них. 3. П. Палиашвили — художник эпического склада, ему близки монументальные формы. Его оперы насыщены великолепными хорами, они развивают традиции грузинского народного хорового пения. Лучшая опера Палиашвили — «Абесалом и Этери» (поставлена в 1919 г.).

Мелитон Антонович Баланчивадзе (1862— 1937) и Дмитрий Игнатьевич Аракишвили (1873—1953) — основоположники грузинского романса. В музыкальном фольклоре их прежде всего привлекают лирические образы. Аракишвили известен также как крупнейший исследователь и собиратель грузинской народной музыки.

Армянский композитор Армен Тигранович Тигранян (1879—1950) — художник щедрого мелодического дарования. Его оперу «Ануш» (поставлена в 1912 г.) называют оперой-песней. Она повествует о трагической истории двух молодых крестьян Ануш и Саро, которые погибают в столкновении с властью старинных обычаев. Кажется, что темы арий и песен композитор услышал прямо у народа: так тонко чувствует он стихию народного творчества. «Ануш» стала классикой армянского оперного искусства.

Комитас (Согомон Геворкович Согомонян, 1869—1935) — художник более сдержанный в проявлении чувств. Изысканный вкус, тончайшая отделка деталей — отличительные черты его хоров и других произведений. Комитас — ученый, музыкальный деятель и собиратель народных песен. Его «Этнографический сборник» — собрание народных песен и плясок — до сих пор не имеет себе равных в Армении. Композитору Л. А. Спендиарову принадлежит много вокальных сочинений, он — основоположник армянской симфонической музыки. Из дореволюционных произведений наиболее известны его симфоническая картина «Три пальмы» (1905), сюиты «Крымские эскизы» (1903, 1912).

Первые профессиональные композиторы Прибалтики опирались в своем творчестве на традиции хоровой песенной культуры. В самых различных жанрах развивал национальные традиции латышской народной музыки Язеп Витол (1863—1948). Особенно известны его баллады: в них нашли отражение и борьба народа за свободу («Беверинский певец», «Замок света», «Огненная дубина») и фантастические сюжеты. С Витолом латышская народная песня вошла в камерную и симфоническую музыку.

Начало XX в. ознаменовано первыми произведениями крупных форм в Эстонии. Появляются кантата «К солнцу» А. Я. Каппа, концерт для фортепьяно с оркестром А. Лем-бы, инструментальные сочинения X. Эллера.

Своеобразно творчество классика литовской музыки, композитора и художника Мика-лоюса Константинаса Чюрлёниса (1875— 1911). Опираясь на народную музыку, композитор красочностью языка как бы сближает музыку и живопись в своих симфонических произведениях («В лесу», «Море>т), а в картинах стремится к пластической передаче музыкальности («Соната весны», «Соната моря»; см. Живопись и музыка). «Хотелось бы создать симфонию из шума волн, из таинственной речи столетнего леса, из мерцаний звезд, из наших песенок...» — говорил он. Чюрлёнису принадлежат также камерные, хоровые произведения, обработки литовских народных песен (около 60), увертюра для симфонического оркестра «Кястутис».

В своей любви к фольклору композиторы народов нашей Родины следовали традициям русских классиков. Ведь многие из них учились в Петербургской или Московской консерватории. Музыка русских композиторов была образцом внимательного и любовного отношения к творчеству народов нашей Родины. Так, например, в 1-м концерте для фортепьяно с оркестром П. И. Чайковского одна из главных тем первой части основана на напеве украинских лирников, а начальная тема финала — это мелодия украинской народной песни-веснянки. Фантазия для фортепьяно «Исламей» М. А. Балакирева написана на темы кабардинской пляски и татарской мелодии. Мелодии некоторых белорусских песен использовали Н. А. Римский-Корсаков в опере «Снегурочка» и в опере-балете «Млада», А. К. Глазунов в 1-й симфонии. Композиторы М. М. Ипполитов-Иванов, С. И. Танеев, А. Т. Гречанинов сделали обработки белорусских песен для хора, голоса с фортепьяно, для различных инструментов.

Творческую деятельность многие из национальных композиторов продолжали и в советское время, став основоположниками профессиональной музыки в своих республиках. Их традиции были продолжены, развиты и обогащены композиторами последующих поколений (см. Многонациональная музыка советского периода).