Вспомогательные исторические дисциплины

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

К вспомогательным историческим дисциплинам относятся историческая география, историческая демография, ономастика, палеография, метрология, нумизматика, сфрагистика, геральдика, генеалогия и др.

Где жили люди в далеком прошлом, какими были условия их жизни, среда обитания, как изменялись границы государств, где возникли древние города, какова численность населения в них? На эти вопросы отвечает историческая география. В V в. до н. э. Геродот в своей «Истории» писал, что «люди живут сообразно природе». Действительно, в глубокой древности географический фактор определял исторические судьбы народов. Древнейшие цивилизации возникли именно в бассейнах крупнейших рек — Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Хуанхэ (см. Древний Восток).

Историческая физическая география позволяет установить, как под влиянием изменений климата изменялись условия жизни людей, происходила миграция населения. Народы покидали прежние поселения и искали более благоприятные места для жизни. Древнейшему географическому чертежу 15 000 лет, старинным географическим картам более 4 тыс. лет. Они помогают историку не только узнать, но и проверить факты.

Историческая демография (от греч. demos — народ) изучает процессы воспроизводства населения в различные исторические периоды. Для отдаленных эпох истории человечества изучение этих процессов в целом чрезвычайно сложно из‑за отсутствия достоверных источников. Некоторые сведения могут быть извлечены из древнеегипетской летописи, фрагменты которой относятся к Древнему царству (28 в. до н. э.), или данных «Илиады», так называемого каталога Гомера. В «Истории» Геродота есть сведения о численности персов в период греко-персидских войн (около 5 млн.), но многие историки считают эту цифру преувеличенной примерно в 5 раз.

Более достоверные сведения о демографических процессах относятся к эпохе феодализма. Наиболее ранней из переписей населения была английская «Книга Страшного суда», но и она не содержит сведений о всей Англии и касается только «держателей», а не численности их семей. Налоговые французские списки 1328 г., английские 1377 г., кадастры (систематические своды сведений) итальянских, датских городов и другие записи налогообложения называли только глав семей, но не всю семью, а численность её в тот период варьировалась от 3–4 до 6–7 человек. Существует множество методов определения общей численности населения. Один из них — по размерам численности городов данной области. Так, население столичного средневекового города составляло. около 1,5% от всего населения страны; число жителей крупного регионального центра — около 4%; плотность населения колебалась от 60–80 до 150–200 человек на гектар.

Очень сложно было определить социальный состав населения, здесь наиболее точны данные только по отношению к духовенству. В Италии оно составляло 2–3% населения, в Англии — около 15%. Соотношение сельского и городского населения также выявляется приблизительно. Так, в «Книге Страшного суда» названы десятки поселений, численность жителей которых достигала 400 человек. Следовательно, сельское население в Англии преобладало, так как даже в XIII в. численность горожан не превышала 10–12%. Во Фландрии и Брабанте в XV в. в городах жило 2/3 населения этих областей. На территории России, за исключением Новгорода, численность сельского населения преобладала над городским.

Только с XIX в. демографические подсчеты становятся более точными, расширяется круг источников, и в первую очередь статистических. Историческая демография развивает методику исследований, у нее появляется новый раздел — математическая демография, которая позволила проводить продольный и поперечный анализ поколений, составлять таблицы «дожитости», «плодовитости», «брачности». Стало возможным составлять модели населения и, следовательно, с большей достоверностью изучать демографические процессы и их влияние на историю человечества.

Многие факты исторической географии и демографии не могут быть правильно поняты без ономастики, изучающей собственные имена. Она имеет два основных подраздела: топонимику, изучающую историю географических названий, и антропонимику, изучающую историю личных имен. Топонимы позволяют изучить не только историю географических названий континентов, регионов, стран и городов, но и процессы миграции населения. Известный норвежский путешественник Тур Хейердал, изучая топонимы Америки и Полинезии, обнаружил 40 общих топонимов и своими путешествиями на «Кон‑Тики» и «Ра» доказал теоретические выводы о миграции населения этих регионов.

Топонимика связана и с другой дисциплиной — историческим языкознанием. Историческое языкознание — научная дисциплина, которая изучает историю языков и отражение в ней истории народов. Сопоставительный, или сравнительно-исторический, метод устанавливает общность языков, отражающую историческую связь народов. Так, наиболее значительная индоевропейская группа языков доказывает общность санскрита, русского, литовского, итальянского, французского, английского, испанского, греческого и латинского языков. Общность проявляется в близости грамматического строя, в корнях; общие слова с помощью метода глоттохронологии (или метода «лексического ядра») позволяют установить границы расселения племен и народов в глубокой древности, процессы взаимовлияния, взаимопроникновения культур (см. Народы мира и их классификация).

В истории личных имен нашли свое отражение социальные явления, религиозные представления, национальные традиции. В русской антропонимической системе, например, изменения произошли в X в. после принятия христианства. При крещении имена выбирались из строго определенного перечня святых, помещенного в Святцах — церковном календаре. Эти имена принято называть календарными. На Руси календарными были греческие имена, но часть имен была древнееврейского (Библия) и римского происхождения. Впоследствии они прошли адаптацию и приспособились к русскому произношению: Иоанн — Иван, Георгий — Гюрг, а затем Юрий и Егор, Иаков — Яков.

Ономастика, топонимика, антропонимика зависят не только от законов фонетики и морфологии. Так, с пребыванием в течение одного века на престоле России трех Александров и двух Николаев связана популярность этих имен в среде русского дворянства. Внешняя политика России в правление Екатерины II привела к появлению целой серии греческих названий на юге России — Одесса, Севастополь, Никополь.

Историю письма, изменения его графики, материалы и орудия изучает палеография. Палеографический анализ старинных рукописей позволяет историку установить дату событий, о которых рассказывается в них. В 1750 г. до н. э. в Египте произошел социальный переворот. Об этом событии узнали из древней рукописи «Речение Ипувера», найденной в некрополе Саккара в конце XIX в. Спектрографический метод исследования и палеографический анализ папируса показали, что эта рукопись относится к эпохе Среднего царства (XVIII в. до н. э.) и рассказывает о реальных событиях.

Французский ученый Жан Мабильон в своей книге «Дипломатика» (1681) впервые разработал методику палеографического анализа рукописей. Он утверждал, что нельзя датировать рукописи без изучения изображенных на них гербов и печатей. В своих сочинениях он описал гербы и печати многих государств Европы, в том числе и Франции. Появились новые вспомогательные исторические дисциплины: геральдика (от лат. heraldus — глашатай) — наука о гербах и сфрагистика (от греч. sphragis — печать) — наука о печатях. Геральдика и сфрагистика взаимосвязаны, так как при составлении гербов и матриц печатей используется одна и та же символика. Эти дисциплины изучают родовые, городские и государственные печати и гербы. Изменение символики гербов и печатей всегда происходит под влиянием политических событий. Достаточно вспомнить историю создания Государственного герба России при Иване III и изменения в государственной символике после распада СССР в 1991 г.

Символика гербов и печатей обязательно появляется и на монетах. Ими занимается нумизматика (от лат. numisma — монета). Чеканка монет началась в 7 в. до н. э. в Лидии, первые монетные системы сложились в Милете и Афинах в 6–5 вв. до н. э. Монеты доносят до нас сведения о давно исчезнувших городах, героях и событиях. Нумизматика изучает монету только как исторический источник, а проблемы денежного счета интересуют метрологию (от греч. métron — мера). Она помогает понять вопросы экономического развития общества в различные периоды истории. Реальное содержание мер все время изменялось. В древности меры веса и денежного счета совпадали. Это объясняется тем, что драгоценные металлы применялись как мера веса и как единица денежного счета. В Вавилоне в законах Хаммурапи мина серебра — и весовая и денежная единица. На развитие мер влияют товарно-денежные отношения, и система мер складывается только тогда, когда между ними существует математическое соотношение. В период Великой французской революции 1789–1799 гг. были впервые высказаны идеи о создании международной десятичной системы мер, в России эта система мер была принята в 1918 г.

Вспомогательные исторические дисциплины позволяют исследователю установить исторический факт, доказать его достоверность, открывают перед нами новые страницы истории, углубляют наши знания.

Чтобы понять во всей сложности и глубине специфику исследовательской работы, необходимо проникнуть в творческую лабораторию историка. В арсенал оперируемых им средств непременно входят вспомогательные исторические дисциплины. Это собирательное название ряда специфических научных ответвлений, разрабатывающих общие и частные вопросы методики и техники исторического исследования. Разработка их проблем подчинена задачам развития истории как науки. В современной литературе они иногда называются также специальными историческими дисциплинами. Наиболее общей из них является источниковедение, занимающееся разработкой приемов и методов изучения и использования исторических источников. К вспомогательным историческим дисциплинам относятся также: палеография, занимающаяся историей письма; эпиграфика, изучающая надписи на твердых предметах (камне, дереве, металле); папирология, изучающая письмо на папирусах; дипломатика, изучающая государственные акты; археография, разрабатывающая приемы и принципы публикации письменных источников; генеалогия, занимающаяся родословиями; геральдика — гербами; сфрагистика — печатями; историческая метрология — мерами в их историческом развитии; нумизматика — монетами, фалеристика — медалями и орденами; хронология, выясняющая системы летосчисления; историческая география и тесно связанная с ней топонимика (выделяемая иногда в самостоятельную дисциплину), объясняющая географические названия (топонимы); историческая демография — наука о народонаселении.

Источниковедение изучает весь круг разнообразных исторических источников. Внутри него выделяется ряд более узких дисциплин, например летописеведение (о его предмете говорит уже само название), и дипломатика, изучающая внутреннюю форму (построение текста или формуляр) актовых материалов — государственных договоров, частных актов.

В отличие от комплексного по сути источниковедения остальные вспомогательные исторические дисциплины носят более частный характер. Их можно разделить на две большие группы: 1) дисциплины, изучающие разные виды источников с какой‑либо одной специфической стороны; 2) дисциплины, изучающие определенный вид источников, но всесторонне рассматривающие основные особенности их содержания и формы. К первым относятся археография, архивоведение, генеалогия, метрология историческая, палеография, эпиграфика, папирология, текстология, хронология; ко вторым — геральдика, дипломатика, нумизматика, сфрагистика, фалеристика, эмблематика и др.

Все они, решая, казалось бы, частные проблемы, помогают воссоздать максимально достоверную и полную картину прошлою России. Реконструкция древних денежных систем невозможна без использования приемов нумизматики, всегда вызывающей интерес у юных коллекционеров. Монеты многое могут поведать и об истории государственного строя. Более поздние бумажные ассигнации изучает бонистика, награды (ордена, медали) и другие памятные знаки — фалеристика. Топонимика предоставляет в распоряжение исследователя дополнительные данные при изучении этнических процессов, истории населенных пунктов. Не меньший интерес для исторической географии представляют самые ранние карты территории нашей страны. Анализ бумажных водяных знаков (филигранология) позволяет датировать древние рукописи на бумаге, распространившиеся на Руси в XIII–XIV вв. Для определения даты написания манускриптов (на бумаге, пергаменте) и берестяных грамот также широко используется палеография, исследующая хронологические изменения в начертании букв. В центре внимания эпиграфики — надписи на крестах, камнях, ремесленных изделиях, стенах храмов (граффити), краткий по содержанию, но порой весьма информативный вид источников. Так, лишь в граффити на стене Софийского собора в Киеве, повествующей о смерти в 1054 г. Ярослава Мудрого, он назван кесарем, т. е. царем. Там же говорится о какой‑то Бояновой земле, и у исследователей сразу же возникла ассоциация с легендарным поэтом-сказителем Бонном из «Слова о полку Игореве». До сих пор продолжаются споры ученых о содержании надписей на Тмутараканском камне XI в. и на глиняном тарном сосуде — амфоре из знаменитых гнездовских дружинных курганов под Смоленском. Создать целостную картину истории армии помогают, наряду с анализом письменных документов, оружиеведение, униформоведение, фалеристика.

Историческая хронология изучает системы летосчисления и древние календари (без чего нельзя понять последовательность и время совершения событий), метрология — меры веса, объема и длины. Не зная их, историк не может представить правильное соотношение между ними и современными мерами, а это особенно важно при разработке проблем денежного обращения, торговли, исторической географии. История государственного устройства Новгородской феодальной республики во многом реконструирована благодаря скрупулезному изучению вислых свинцовых печатей должностных лиц, чем занимается сфрагистика. Овладев простейшими приемами генеалогии, юные любители прошлого могут и сами попытаться написать историю своей семьи хотя бы на протяжении последних нескольких поколений, и неважно, какого она происхождения — дворянского, крестьянского, мещанского, рабочего. Еще одно дело им вполне по плечу — написание под руководством учителей истории родного села, района, родной улицы, школы. Исследованиями такого рода занимается историческое краеведение. Увлекательное занятие — изучение гербов государств, городов и старинных родов (см. Гербы городов Российской империи). Вспомогательный характер имеют историческая библиография, архивоведение, музееведение. Большинство из перечисленных выше дисциплин взаимосвязано. В последние десятилетия в них успешно внедряются методы естественных наук — химический, металлографический, петрографический анализы предметов; фотографирование выцветших рукописей в инфракрасных лучах; математическая статистика и корреляция, наконец, историческая информатика, основанные на использовании компьютера (см. Компьютер и история). Многие вспомогательные исторические дисциплины сформировались в XIX–XX вв. на изучении памятников древней и средневековой истории. Работа над источниками нового и новейшего времени требует дальнейшего развития уже сложившихся дисциплин (изучение почерков, разновидностей актов, идентификация фотографий, документальных кинолент, фонозаписей, печатей и т. д.).

Круг вспомогательных исторических дисциплин непрерывно расширяется, приводя к совершенствованию методики и техники работы историков, а значит, к углублению познания прошлого.