«Литература — очень трудное, даже мучительно трудное дело...»

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Слова в заглавии принадлежат А. М. Горькому. Взяты они из письма к В. Я. Зазубрину. Развивая эту мысль, Алексей Максимович пишет: «…кто не чувствует крайней сложности писательского труда, тот не напишет хорошей книги. Недовольство собою, своей работой — обычная награда человека, одержимого страстью работы над словом и образом. «Самгин» — вещь, которую необходимо переделать с начала до конца».

Великие писатели единодушны в таком отношении к своему труду. «Хуже мучений нельзя придумать на том свете, как заставлять человека писать, выражая с величайшим напряжением всю сложность и глубину мыслей». Это из опыта Л. Н. Толстого.

«Талант — вещь совсем не легкая, это не просто мастерство. В корне своем — это потребность, это критическое представление об идеале, это неудовлетворенность, которая только через муку родит и совершенствует свое мастерство. И для самых великих, и для самых взыскательных талант их — страшнейший бич». Таков выношенный вывод Т. Манна. «…Недовольство, — считает А. П. Чехов, — составляет одно из коренных свойств всякого настоящего таланта».

«Для развития таланта, — подытоживает опыт многих лет литературного труда А. И. Герцен, — необходим упорный, выдержанный, труд. Ни таланта, ни любви к искусству не достаточно, чтобы сделаться художником, один труд в соединении с ними может что‑нибудь сделать. Без работы можно быть дилетантом, аматёром — художником никогда. (…) Привычка к работе — дело нравственной гигиены. Для работы надо жертвовать многим, без сомнения. Но ведь истинной любви вообще нет без жертвы, и там, где любовь к чему б то ни было истинна, там жертва легка. К тому же искусство не так, как боги, которым тоже люди не умеют поклоняться иначе, как жертвоприношениями, — оно требует мало, а дает очень много».

Подобные мысли высказывает И. А. Гончаров: «Техника, т. е. мастерство, явятся у таланта, но их надо вызвать борьбой с препятствиями и трудом: это легко не дается».

Трудность литературного труда подлинного творца, однако, не ужасает, а радует.

«…Покамест писать трудно — все еще хорошо, более того, особенно трудно бывает как раз перед взятием новой высоты. Это я знаю отчасти и по собственному опыту», — пишет А. Т. Твардовский.

Разбирая архив А. С. Пушкина, В. А. Жуковский не может не поделиться неизгладимо сильным впечатлением от рукописей поэта: «С каким трудом писал он свои легкие, летучие стихи! Нет строки, которая бы не была несколько раз перемарана. Но в этом‑то и заключается тайна прелести творения».